Марк Шагал



Последнее звено

У живописи Марка Шагала три краеугольных камня - религия и культура еврейского народа, русские корни художника и его первая любовь, его муза, его Белла.

Марк Шагал родился 7 июля 1887 года на западе России, в Витебске (сейчас этот город находится в Беларуси). Из 60000 человек тогдашнего населения Витебска больше половины составляли евреи. Шагал появился на свет в большой и очень набожной еврейской семье (у него было восемь сестер и один брат). Отец будущего художника ежедневно вставал в шесть утра, чтобы успеть помолиться в синагоге перед работой. Служил он у купца, торговавшего селедкой. К детским годам Шагал всегда относился трепетно, с высокой ностальгией, спасаясь ими в трудную минуту и «подпитывая» ими собственный художественный мир — все его творчество окрашено воспоминаниями о юности, семье, о «грустном и веселом», как говорил он сам, Витебске, который будет вновь и вновь возникать на его полотнах.

Иудаизм не признает «изображений», но юному Шагалу неудержимо хотелось рисовать. Это желание вспыхнуло в нем, когда он увидел, как одноклассник копирует помещенную в журнале иллюстрацию. В 1906 году Марк поступил в частную художественную школу Иегуды Пэна, а спустя несколько месяцев отправился в Петербург. В северной столице Шагал учился у разных художников (в том числе у «мирискусников» Бакста и Добужинского), перебиваясь случайными заработками (одно время, например, он писал вывески). Жизнь начинающего художника осложнялась еще и тем, что евреям не разрешалось жить в Петербурге без особого на то разрешения — его приходилось добывать всеми правдами и неправдами.

В столице Шагал пробыл до 1910 года, то и дело навещая родной Витебск. В один из этих наездов (в 1909 году) он познакомился с Беллой Розенфельд. Молодые люди полюбили друг друга с первого взгляда. Эта любовь вдохновила художника на создание целого ряда картин.

Леон Бакст, у которого Шагал брал уроки, часто выезжал за границу, а с 1909 года жил по преимуществу во Франции, сотрудничая с организатором Русских сезонов Сергеем Дягилевым. Именно Бакст "заразил" Шагала Парижем. В конце 1910 года мечта Шагала побывать в Мекке художников сбылась. Деньгами помог Максим Винавер, депутат Государственной Думы и редактор еврейского журнала «Восход». Он предоставил художнику небольшую ежемесячную стипендию. Шагал часто называл Винавера своим вторым отцом.

В Париж съезжались молодые художники со всех концов света; Шагал свел дружбу со многими из них. В 1912 году он переехал в комплекс художественных мастерских на Монпарнасе, который назывался «Ульем». Это место пользовалось большой популярностью у приезжих живописцев. К этому времени Шагал начал выставляться. В июне 1914 года у него с успехом прошла первая персональная выставка в берлинской авангардистской галерее «Штурм». Шагал побывал на выставке, а затем решил навестить свой родной Витебск. Время для визита оказалось крайне неудачным, поскольку в августе началась Первая мировая война — выехать из России в этих условиях Шагал уже не смог. Впрочем, эта задержка помогла ему довести до логического конца свой роман с Беллой. В июне 1915 года, преодолев сопротивление родителей Беллы (ее отец был богатым ювелиром), они поженились. На следующий год у них родилась дочь Ида. Брак этот оказался на редкость счастливым.

Тем временем Шагала призвали на военную службу. На фронт он не попал, сумев устроиться в интендантскую часть. Художник никогда не проявлял большого интереса к политике, однако после революции 1917 года был увлечен вихрем переустройства, гулявшим над российскими просторами. Его назначили комиссаром по делам искусств в родном Витебске. За время своего комиссарства Шагал успел открыть художественную школу и организовать музей. В 1919 году среди преподавателей школы появился Казимир Малевич, автор знаменитого «Черного квадрата». Художники не сошлись во взглядах на преподавание, и в 1920 году Шагал уехал в Москву, где работал декоратором в только что открывшемся Еврейском камерном театре. Затем он преподавал в подмосковных колониях для беспризорников, но мыслями своими давно был в Париже. В 1922 году художнику удалось выбраться из России.

После недолгого пребывания в Берлине Шагал вернулся во французскую столицу. Известный торговец картинами и владелец галереи Амбруаз Воллар, в свое время поддержавший Сезанна, Пикассо и Матисса, предложил художнику работу над книжными иллюстрациями. Шагал начал с «Мертвых душ» Гоголя, потом иллюстрировал «Басни» Лафонтена и Библию. Все эти книги были изданы позже: «Мертвые души» — в 1948 году, «Басни» — в 1952 году, а Библия — в 1956 году. Занимаясь иллюстрированием Библии, Шагал — в целях ознакомления с географической «натурой» — посетил Палестину (в 1931 году), где в полной мере ощутил себя именно иудеем. В 1935 году он побывал в Вильнюсе, куда его пригласили на открытие Еврейского института. Проезжая Польшу, Шагал столкнулся со многими проявлениями нараставшего антисемитизма — результатом связанных с этим переживаний стало знаменитое «Белое распятие».

За год до этого художник получил французское гражданство. После захвата Франции гитлеровской Германией в 1940 году он его лишился. Спасением могло быть только бегство. Шагал переехал на юг, подальше от Парижа, а в 1941 году перебрался в Испанию. 23 июня того же года он был уже в Нью-Йорке. В следующем году Пьер Матисс (сын Анри Матисса) устроил Шагалу выставку в своей нью-йоркской галерее. В 1942 году Шагал стал художником-постановщиком балета «Алеко». Его популярность росла, он был в хорошей творческой форме, много писал. Все было бы замечательно, но в 1944 году Шагала постигло огромное горе — от вирусной инфекции умерла его любимая Белла.

На некоторое время он погрузился в беспросветную депрессию, выйти из которой ему помогла его переводчица, молодая англичанка Вирджиния Хаггард (Шагал так и не научился говорить по-английски). Между ними вспыхнул роман в 1946 году Вирджиния родила сына, Давида. Положение Шагала между тем продолжало укрепляться - особенно после ретроспективных выставок его работ, прошедших в нью-йоркском Музее современного искусства и Институте искусств в Чикаго. И все-таки Америка не стала для художника родным домом. В 1948 году он вернулся во Францию. Поначалу жил под Парижем, а в 1949 году обосновался на Ривьере.

В 1952 году Вирджиния ушла от Шагала, и он женился на Валентине Бродской («Ваве»), подруге своей дочери. Второй его брак был тоже счастливым. Последний период жизни художника, растянувшийся на три десятилетия, оказался спокойным и необыкновенно продуктивным. Шагал продолжал писать картины, заниматься гравюрой, работать над декорациями к театральным постановкам. Появились и еще два увлечения — витражи и керамика. Художник продолжал получать награды заказы следовали один за другим. Еще при жизни его назвали великим. Умер Шагал 28 марта 1985 года, в возрасте 97 лет. Вместе с ним ушла в прошлое целая эпоха, ибо он был последним звеном цепи, связавшей современность с авангард­ной живописью начала XX века, которая неузнаваемо изменила искусство.
К списку работ Продолжение