Макс Эрнст



Обнаженные противоречия

Строгое католическое воспитание и раннее знакомство с трудами Фрейда породили у Макса Эрнста страстное желание исследовать рождающиеся в подсознании образы.

Макс Эрнст родился 2 апреля 1891 года в маленьком немецком городке Брюле, что неподалеку от Кельна. Он был вторым из шестерых детей Филиппа Эрнста, учителя школы для глухонемых, и Луизы Копп. По всей видимости, это была самая обычная немецкая семья. В последние годы жизни Макс Эрнст очень любил рассказывать о том, что его отец очень строго придерживался правил католической морали и всеми средствами старался привить их своим детям,

В школе Эрнст учился посредственно. Никто из его наставников не замечал в нем каких бы то ни было выдающихся способностей, в том числе и к живописи. От своих сверстников Макс отличался, пожалуй, только чрезмерной впечатлительностью и болезненным воображением.

Портрет Макса Эрнста (1946). В основе портрета лежит фотография, сделанная Фредериком Соммером в Седане, где Эрнст жил в 1940 - начале 1950-х годов. Осенью 1909 года Эрнст поступил на философский факультет Боннского университета. Однако в университете, по словам самого Эрнста, он "всячески старался избегать всего, что могло бы помешать в дальнейшей жизни". Особый интерес в эти годы вызвала у Эрнста психология. Познакомившись с работами Фрейда, будущий художник стал усердно посещать лечебницы для душевнобольных и делать наброски с несчастных обитателей этих "домов скорби".

В 1911 году Эрнст стал членом группы начинающих художников, которая называлась "Молодость Рейна", и с этого момента твердо решил посвятить себя искусству. В те же годы он подружился с крупным немецким художником-экспрессионистом Августом Макке (1887-1914). Макке был всего на четыре года старше Макса. Он охотно знакомил своего друга с новейшими авангардными течениями в живописи, посещая вместе с ним многочисленные художественные выставки, довольно часто проводившиеся в предвоенном Кельне.

Богемная и вполне беспечная жизнь Эрнста был прервана Первой мировой войной. Надо сказать, что ему повезло. Его направили в 59 артиллерийский полк, и здесь художник очень скоро получил чин лейтенанта, оказавшись при штабе. Обязанности его были несложными и совсем неопасными - отмечать ход военных действий на карте. В 1918 году, перед самым окончанием войны, Эрнста отпустили из армии в отпуск - по случаю свадьбы. Избранницей художника стала Луиза Штраус, с которой он познакомился еще в университетские времена. Молодые супруги поселились в Кельне, где в 1920 году у них родился сын Джимми.

Война коренным образом изменила взгляды Эрнста на искусство. "Мы, молодые люди, возвратившиеся с войны, испытываем глубочайшее отвращение к окружающему нас миру, - писал он. - Оно выражается в страстном желании отвергать и потрясать устои цивилизации, которая привела человечество к этой войне. Мы готовы объявить свою войну старому языку, логике, литературе и живописи".

Вместе с художниками Иоханнесом Бааргельдом (1892-1927) и Хансом Арпом (1886-1966) (с ними он познакомился еще до войны) Эрнст основал в Кельне группу дадаистов. Их первые выставки вызвали скандал. Первая из них состоялась в ноябре 1919 года в помещении кельнского Художественного общества. Здесь Эрнст представил свои коллажи, созданные из мусора, и образцы творчества умалишенных. Власти конфисковали каталог выставки. В следующем году дадаисты пошли еще дальше, и власти просто закрыли их выставку, организованную на пивоваренном заводе. Тогда же отец Эрнста отрекся от сына, заявив Максу: "Я проклинаю тебя. Ты опозорил мое имя".

Эрнст хорошо понимал, что нельзя долгое время шокировать публику подобным образом, ибо она достаточно скоро просто перестанет воспринимать подобные выпады, привыкнув к ним. Кроме того, художника манил к себе Париж. Этот город казался ему настоящей столицей авангардного искусства. Там, в Париже, к тому времени успели обосноваться многие дадаисты, и художнику хотелось оказаться в своем кругу. В 1921 году молодой писатель Андре Бретон устроил в Париже выставку работ Эрнста; она прошла с большим успехом.

Осенью 1922 года художник приехал в Париж, не имея ни паспорта, ни денег, ни работы, но очень скоро нашел себя, войдя в сюрреалистическую группу "Сезон сна". На жизнь в этот период Эрнст зарабатывал, расписывая продукцию фабрики сувениров.

В 1924 году Андре Бретон опубликовал "Манифест сюрреализма", а осенью 1925 года в Галерее сюрреалистов были показаны новые работы Эрнста. Тогда же Эрнст познакомился с торговцем картинами Ван Леером, который помог художнику организовать прошедшую с большим успехом в марте 1926 года выставку его работ. В том же году вышла в свет первая книга рисунков Эрнста под названием "Естественная история", после чего он (вместе с Хоаном Миро) получил предложение создать декорации к балету "Ромео и Джульетта" в постановке Сергея Дягилева. Неугомонный изобретатель и новатор, Эрнст продолжал поиски новых выразительных средств. Жизнь художника била ключом, в ней царили веселье, творческие озарения и любовные приключения.

Работы Эрнста понемногу становились популярны. В 1931 году в нью-йоркской галерее Джулиана Леви прошла персональная выставка художника. В 1934 году произведения Эрнста составили ядро выставки "Что такое сюрреализм?", организованной в Цюрихе, а в 1936 году в Нью-Йорке была устроена грандиозная выставка под названием "Фантастическая живопись, дадаизм и сюрреализм".

Политическая ситуация в Европе, между тем, начинала накаляться. В Германии пришли к власти фашисты; творчество дадаистов и сюрреалистов на родине Эрнста было заклеймено как "дегенеративное искусство". Живя в Париже, Эрнст не мог в полной мере ощутить на себе всей тяжести давления нацистской идеологии, но, тем не менее, ситуация, сложившаяся в Германии, беспокоила его. В 1937 году он написал картину "Ангел домашнего очага" (1937), где изобразил монстра, олицетворяющего фашизм.

В 1938 году Эрнст покинул Париж. К тому времени он познакомился с молодой англичанкой Леонорой Каррингтон (род. 1917), писательницей и художницей, работающей в сюрреалистической манере. Вместе с ней он перебрался в глухую сельскую местность в 50 километрах от Авиньона.

Вскоре "деревенской идиллии" пришел конец. В 1939 году, с началом Второй мировой войны, Эрнста интернировали как гражданина враждебного Франции государства. С помощью своего сына Джимми и коллекционерши Пегги Гуггенхейм он получил разрешение выехать в Нью-Йорк. В 1941 году художник ступил на американскую землю. Вскоре после этого он женился на Пегги Гуггенхейм, однако дела Эрнста в Америке шли далеко не тек успешно, как хотелось бы художнику. Его выставка, состоявшаяся в 1942 году в галерее Валентине, завершилась полным провалом. Неудачным оказался и его новый брак.

В 1943 году художник переехал в Седону, маленький городок, затерянный среди пустыни Аризона. На этот раз Эрнста сопровождала молодая американская художница-сюрреалист Доротея Таннинг (род. 1910). Три года спустя они поженились, построив в Седоне себе дом. И все же Эрнст тосковал по Европе. В 1949 году супруги предприняли попытку переехать в Старый Свет, но континент только начинал приходить в себя после перенесенной войны, и Эрнст с Доротеей были вынуждены вернуться в Америку.

Окончательное возвращение в Европу состоялось только в 1953 году. В следующем, 1954 году, Эрнст получил Гран-при на Венецианском бьеннале. Это позволило ему купить небольшой сельский дом в долине Луары, где он и поселился вместе с женой. Работать художник продолжал до самой своей смерти, настигшей его 1 апреля 1976 года, накануне 85-летия.
К списку картин Продолжение