От автора

Этюды по истории русского искусства

Михаил Владимирович Алпатов
Михаил Владимирович Алпатов

За последнее время в изучении русского искусства заметно усилился интерес к исследованиям чисто фактического характера. Главное внимание уделяется выяснению авторства тех или других произведений, времени и места их возникновения, архивным и литературным источникам, биографическим данным. Наши сведения о русском искусстве благодаря этому очень обогатились. Мы узнали много новых памятников и незаслуженно забытых мастеров.

Однако возросший интерес к „точной информации" несколько отодвинул на второй план задачу осмысления и истолкования художественного наследия. При изучении памятников русского искусства нередко даже не ставится вопрос о том, какие художественные ценности оно в себе заключает, в чем его связи с искусством народным, с искусством других стран, в чем черты его национального своеобразия, его вклад в мировую культуру.

Задача этого сборника — восполнить пробел, имеющийся в нашей научной литературе. Большинство статей его было опубликовано в ряде специальных изданий и журналов, в значительной степени за рубежом. Переиздавая статьи давних лет, автор ограничился теми из них, которые, по его мнению, не утратили своего значения и в наши дни. Некоторые из включенных в сборник статей даются в сокращенном виде, другие дополнены, многие сильно переработаны или же написаны почти заново.

Поскольку статьи эти писались в разное время и по разному поводу, все они разнохарактерны как по содержанию, так и по форме изложения. Однако можно надеяться, что от читателя не ускользнет, что они составляют часть единого целого, так как их пронизывает стремление автора понять и оценить русский вклад в мировое искусство начиная с глубокой древности и до наших дней.

Статьи этого сборника расположены в исторической последовательности, но к нему нельзя подходить с теми же требованиями, что и к истории русского искусства, так как ряд выдающихся мастеров и произведений искусства в сборнике вообще не представлен. Главное внимание в нем сосредоточено на таких моментах нашего художественного прошлого, которые в настоящее время особенно нуждаются в пересмотре.

В течение многих лет автор готовит IV том своей „Всеобщей истории искусств", посвященный русскому искусству XVIII — нач. XX в. Этот сборник этюдов по истории русского искусства может рассматриваться в качестве одной из подготовительных ступеней к завершению автором его „Всеобщей истории искусств". Этим объясняется, что в нем особенное внимание уделяется таким явлениям русского искусства и таким проблемам, которые еще до сих пор не были достаточно освещены в специальной литературе.

Книга в основном посвящена русскому изобразительному искусству, но в нее включены также статьи о русской архитектуре и о художественной литературе. Автор не искал в смежных искусствах объяснения искусству изобразительному. Но он стремился уяснить себе общие корни всей русской художественной культуры. В первый том включено несколько статей по истории византийского искусства. Искусство Древней Руси невозможно изучать в отрыве от Византии. Византийские темы важны для понимания не только зависимости древнерусского искусства от византийского, но и глубокого своеобразия русской школы. Во втором томе даются экскурсы в историю западноевропейского искусства, но и на этот раз не столько для раскрытия прямых связей русского искусства с Западом, сколько для того, чтобы определить особенности русской школы.

Для современного историка искусства очень важно иметь возможность переключать внимание с общих вопросов на вопросы частные, требующие от него наибольшего приближения к своему предмету. Историк искусства должен не только охватывать одним взглядом целые периоды истории, но и упражнять свое „искусство видеть", разглядывая как бы через увеличительное стекло отдельные произведения, подвергая их критическому анализу.

Принципы анализа памятников русского искусства в основном должны быть теми же, что и искусства других стран и народов. Автор говорит о них в послесловии к „Этюдам по истории западноевропейского искусства" (М., 1963). Разумеется, строго научный анализ только тогда может считаться плодотворным, если он не охлаждает нашей любви к искусству, нашего восхищения шедеврами.

В рамках этого сборника автор не всегда имел возможность привести все доводы и доказательства в пользу своих утверждений. В ряде случаев он должен был ограничиться беглыми очерками, в которых только намечены контуры дальнейших исследований. Однако он решился и их включить в свой сборник, чтобы хоть отчасти восполнить пробелы в истории нашего искусства. В отдельных случаях в сборник вошло несколько статей на одну и ту же тему: автор хотел донести до читателя самый путь, по которому он двигался в стремлении глубже понять свой предмет.