Виктор Васнецов

оглавление

2. Вятка шестидесятых годов прошлого века была переполнена политическими ссыльными.

Вятка шестидесятых годов прошлого века была переполнена политическими ссыльными. Среди них оказалось много участников польского освободительного движения — культурных и образованных людей.

Застенчивый, скромный, Виктор Васнецов, попав в новую для него среду, начал усиленно восполнять недостатки своего образования чтением художественной литературы — произведений С. Т. Аксакова, И. С. Тургенева, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого, не забывая, конечно, и рисования.

— Я хорошо занимался в училище и был на хорошем счету в семинарии, куда был переведен для подготовки к священническому сану. Но всем нутром тянуло меня в иную сторону, и крепкие знакомства я стремился установить с теми, кто мне мог быть полезен в этом отношении, — рассказывал Васнецов.

Годы, прожитые в Вятке (1858—1867), занятые учебой в училище и семинарии, были временем созревания твердого решения Васнецова стать художником. Он с благодарностью вспоминал тех людей, которые помогли ему осуществить это захватившее его желание. Среди них был преподаватель рисования вятской гимназии художник Николай Александрович Чернышев.

По воспоминаниям учеников Чернышева, они могли делать на уроках рисования все, что угодно. Учитель же невозмутимо сидел на кафедре, время от времени подзывая к ней то одного, то другого из них, или потихоньку бродил по классу, позвякивая монетами в кармане, или играл цепочкой часов. Зато в своей иконописной мастерской Чернышев преображался: был внимательным, делал толковые замечания, давал ученикам советы. Познакомившись с рисунками Васнецова, Чернышев предложил ему заходить в его мастерскую и смотреть, как он обучает иконописцев.

Вторым человеком, оказавшим влияние на Виктора Васнецова, был преподаватель старших курсов семинарии Александр Александрович Красовский, горячий почитатель Чернышевского и Добролюбова, связанный с польским освободительным движением, приговоренный впоследствии к бессрочной каторге. Красовский, имевший небольшую, хорошо подобранную библиотечку и охотно снабжавший книгами всех желающих познакомиться с передовой литературой того времени, благотворно влиял на общее развитие юноши.

Больше всего в приобретении художественных знаний и навыков дал Виктору Васнецову Эльвиро Андриолли, высланный на поселение в Вятку за ту же «провинность», что и Красовский. Это был разносторонне образованный талантливый человек. До ссылки он учился в Петербургской Академии художеств, бывал в художественных мастерских Парижа, Рима, Лондона, писал портреты, увлекался гравированием.

Эти люди, очень различные по складу характера, темпераменту, вкусам и художественным увлечениям, каждый по-своему влияли на Васнецова. Они укрепили его в мысли стать художником, помогли вырваться из окружавшей его провинциальной обстановки.

— Удивительные дела случаются у нас на Руси, — сказал однажды Виктор Васнецов. — Мне, например, помогли продвинуться в искусстве польские патриоты, высланные в Вятку.

В числе сосланных на поселение в Вятку был виленский архиепископ, поэт и филолог, Адам Красинский. Его очень почитал местный архиерей. При содействии Адама Красинского для росписи строящегося в Вятке собора был приглашен его соотечественник Эльвиро Андриолли. В помощь Андриолли был направлен, по указанию архиерея, семинарист богословского факультета Васнецов, известный товарищам и преподавателям своим увлечением рисованием.

— Андриолли, просмотрев принесенные мною рисунки, — вспоминал Васнецов, — пригласил помогать ему в работе. У нас вскоре установились дружеские отношения. Однажды Андриолли сказал мне: «Зачем вы готовите себя к священническому сану? Священников и без вас много, а с художественным дарованием людей значительно меньше. Бросайте семинарские занятия и отправляйтесь в Академию художеств в Петербурге. Там вы научитесь всему, что нужно знать художнику».

Васнецов некоторое время колебался. Смущало отсутствие денег, к тому же неясно было, как отнесется к этому отец. Однако сомнения и нерешительность вскоре прошли: не встретилось возражений со стороны отца, благословил на новый жизненный путь ректор семинарии, сказавший, что народу нужны и художники. Средства на дорогу в Петербург дала лотерея, в которой разыгрывались васнецовские картины «Молочница» и «Жница».