Рефераты на гуманитарные темы

Френсис Бэкон

1 Введение.

У начала новой европейской философии возвышается колоритная фигура Фрэнсиса Бэкона.

Однако до сих пор живы в сознании многих его броские афоризмы, максимы его практической философии и слова торжественного гимна в честь всемогущества человеческого знания и экспериментальной науки.

По крайней мере три идейных фактора определили формирование и характер новой европейской философии- возрождение античных ценностей, религиозная реформация и развитие естествознания.

И воздействие всех их отчетливо прослеживается в воззрениях Бэкона -- последнего крупного философа Возрождения и зачинателя философии нового времени.

Натурфилософия Возрождения наряду с крепкой традицией английского номинализма и эмпиризма подготовили почву для бэконовской философской реформации.

Его философия была продолжением натурализма Возрождения, который он вместе с тем освобождал от пантеизма, мистицизма и различных суеверий.

Продолжением и вместе с тем его завершением.

Остатки органистических воззрений сочетались в ней с началами аналитического метода, поэтичность с трезвым рационализмом, критицизм с нетерпеливым желанием охватить все и обо всем высказаться. Она удивительно концентрированно воплотила в себе тот последний мощный всплеск культуры Возрождения, который породил запоздалый, кратковременный и напряженный английский Ренессанс, этот яркий закат всего западноевропейского Ренессанса, почти слившийся с зарею грядущего Просвещения.

И по своим намерениям, и в действительности Бэкон играл в философии роль реформатора.

Но обставлена она была классическими декорациями.

Провозгласив принципиально новую ориентацию и значимость философии, Бэкон в понимании если не задач, то объёма ее компетенции примыкал к классической античной традиции, одновременно придавая этому понятию и то широкое значение научного знания вообще, которое надолго укоренится в англосаксонском обиходе.

Он включал в философию почти всю совокупность наук и видел ее задачу в изучении как природы, так и человека с некоторой методологически единой точки зрения.

И в месте с тем этот родоначальник сциентизма в философии, если только он не обсуждает специальные естественнонаучные проблемы и опыты, в своих рассуждениях умел сохранить тот особенный аспект подхода, который соотносится с непосредственным значением этого древнегреческого термина << философия >>-- любомудрие.

Размышляя сегодня над наследием Фрэнсиса Бэкона - философией далекого английского Возрождения, мы находим в нем самые различные элементы и напластования --новаторские и традиционалистские, научные и поэтические, мудрые и наивные, те, корни которых уходят в глубь веков, и те, которые протягивают во времени свои вечнозеленые побеги в миры иных социальных структур, проблем и умонастроений.

Такова уж судьба классической философской мысли -- долгая жизнь в отличии от эпигонских и плоских философствований, претенциозность которых болезненно ощущается уже современниками. Оригинальная же мысль всегда содержит в себе тайну, возможность многократного и неожиданного преломления в умах бедующих поколений.

Деятельность Бэкона как мыслителя и писателя была направлена на пропаганду науки, на указание ее первостепенного значения в жизни человечества, на выработку нового целостного взгляда на ее строение, классификацию, цели и методы исследования. Он занимался наукой как ее лорд-канцлер, разрабатывая ее общую стратегию, определяя генеральные маршруты ее продвижения и принципы организации в бедующем обществе.

Идея Великого Восстановления Наук--Instaurationis Magnae Scientiarum --пронизывала все его философские сочинения, провозглашалась им с многозначительностью, афористичной проникновенностью, завидной настойчивостью и энтузиазмом.

В отличии от античных и средневековых ценностей Бэкон утверждает новую ценность науки. Она не может быть целью самой по себе, знанием ради знания, мудрости ради мудрости. Конечная цель науки --изобретения и открытия.

<< Разве можно не считаться с тем, -восклицает он, -что дальние плавания и путешествия которые так участились в наше время, открыли и показали в природе множество вещей, могущих пролить новый свет на философию. И конечно, было бы постыдно, если бы в то время, как границы материального мира -земли, моря и звезд - так широко раздвинулись, умственный мир продолжал оставаться в тесных пределах того, что было открыто древними >>. И Бэкон призывает не воздавать слишком много авторам, не отнимать прав у Времени - этого автора всех авторов и источника всякого авторитета.

<< Истина -- дочь Времени, а не Авторитета>>, --бросает он свой знаменитый афоризм.

Бэкон верил, что идее его философии суждена не просто долгая жизнь академического признанного и канонизированного литературного наследия -еще одного мнения среди множества уже изобретенных человечеством.

Он считал, что идея эта станет одним из конструктивных принципов самой человеческой жизни, которому <<завершение даст судьба человеческого рода, причем такое, какое, быть может при настоящем положении вещей и умов не легко постигнуть или представить >>.

В известном смысле он оказался прав.

И сейчас, столетия спустя, мы как бы вновь осознаем пророческую силу предсказания этого герольда новой науки.

2 ЖИЗНЬ, ЛИЧНОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЯ.

Он родился 22 января 1561 года в Лондоне, в Йорк -Хаузе на Стренде, в семье одного из высших сановников елизаветинского двора, сэра Николоса Бэкона.

Весной 1573 года мальчика посылают учиться в Тринити колледж в Кембридж.

Печать этой классической выучки отметит все последующее творчество Фрэнсиса Бэкона, и все же он ушел из колледжа с сохранившейся на всю жизнь неприязнью к философии Аристотеля, по его мнению, пригодной для изощренных диспутов, но бесплодной в отношении всего, что могло бы служить пользе человеческой жизни.

Желая подготовить сына к государственной службе, Николас Бэкон отправляет шестнадцатилетнего юношу в Париж, где он приобщается к составу английского посольства. Франция дала ему превосходный урок политического образования.

Дипломатическая работа позволила юному Бэкону ознакомиться с политической жизнью и других стран континента.

Но вот смерть отца в феврале 1579 года заставляет Бэкона возвратиться в Англию. Бэкон поступает в юридическую корпорацию, где на протяжении ряда лет изучает юриспруденцию и философию.

В 1593 году мы видим Бэкона заседающим в палате общин, где он вскоре приобретает славу выдающегося оратора.

В 1597 году вышли в свет произведения принесшие Бэкону литературную известность, -томик небольших эссена религиозные, моральные и политические темы.

В нем содержался и первый вариант его << Опытов или наставлений нравственных и политических >>.

За год до смерти в посвящении к третьему английскому изданию он признается, что из всех его произведений << Опыты >> получили наибольшее распространение.

<< Они принадлежат к лучшим плодам, которые божьей милостью могло принести мое перо >>.

В следующем году он назначается штатным королевским адвокатом, в 1607 году получает пост генерал-солиситора, а еще через пять лет -должность генерал -атторнея---высшего юрисконсульта короны.

Эти же годы ознаменовались и подъемом его филосовско-литературного творчества.

В 1605 году Бэкон публикует трактат << О значении и успеха знания, божественного и человеческого >>, в котором обосновал великую роль науки для жизни людей и набрасывал идею их классификации. Это был прообраз его труда << О достоинстве и преумножении наук >>, начало воплощения плана << Великого восстановления Наук>>. Параллельно шло обдумывание и других разделов << Великого Восстановления >>.

В ряде работ, над которыми он трудился в течении 1603-1612 годов можно найти много идей и положений, получивших впоследствии развитие в << Новом Органоне >>.

В 1609 году вышел его сборник оригинальных истолкований античных мифов << О мудрости древних >>.

В 1612 году он подготавливает второе, значительно расширенное издание << Опытов или наставлений >>.

В то же время им были закончены << Описание интеллектуального мира >> и << Теория неба >>.

В 1620 году Бэкон опубликовал свой знаменитый << Новый органон >>, содержащий его учение о методе и теорию индукции, по замыслу вторую часть так и незавершенного генерального труда своей жизни << Великого Восстановления Наук >>.

Он работает над кодификацией английских законов и над историей Англии при Тюдорах ; готовит третье английское и латинское издания << Опытов или наставлений >> и цикл работ по << Естественной и экспериментальной истории>>;печатает свой самый объемистый и систематический труд << О достоинстве и приумножении наук >> (1623г.) -первую часть << Великого Восстановления >> и сборник << Изречения, новые и старые >> (1625г.) .

В эти же годы он работал, так и не успев их окончить, над трактатами << О началах и истоках в соответствии с мифами о Купидоне и о небе >> и окончательным вариантом << Новой Атлантиды >> Весной 1626 года он простудился, а 9 апреля 1626 года Бэкон скончался.

3 ВЕЛИКИЙ ЗАМЫСЕЛ.

В своем произведении << Великое Восстановление Наук >> многозначительно названном << Величайшее порождение времени >>, Бэкон впервые сформулировал свою идею универсальной реформы человеческого знания на базе утверждения опытного метода исследований и открытий. Ссылка на время не была простым риторическим оборотом. Он и впоследствии считал замысел << Великого Восстановления Наук >> -- Instaurationis Magnae Scientiarum - скорее порождением времени, чем своего ума.

Его план он опубликовал в 1620 году вместе с << Новым Органоном >>. Это был грандиозный замысел.

Его первая часть << Разделение наук >> призвана была дать обзор и классификацию уже достигнутых человеческих знаний и указать темы, которые прежде всего нуждаются в дальнейшем изучении.

Вторую часть составлял << Новый Органон или указания для истолкования природы >>.

Здесь излагалось учение о методе познания как <<законном сочетании способностей опыта и разума>> и <<истинной помощи>> разума в исследованиях вещей.

В противоположность дедуктивной логической теории аристотелевского <<Органона>> Бэкон выдвигает индуктивную концепцию научного познания, в основе которой лежат опыт и эксперимент о определенная методика их анализа и обобщения.

Эта часть -- филосовско-методологический фокус всего бэконовского замысла и вместе с тем последний систематически разработанный раздел его <<Великого Восстановления Наук >>.

Третья часть предполагала кропотливую работу по изучению и систематизации различных природных фактов, свойств и явлений, естественнонаучных наблюдений и экспериментов, которые, согласно его концепции, должны были стать исходным материалом для последующего индуктивного обобщения.

Небольшой набросок этой части <<Приготовление к естественной и экспериментальной истории, или План естественной и экспериментальной истории, способной служить надлежащим основанием и базой истинной философии >>появился в 1620 году в одном томе с <<Новым Органоном>>.

В четвертой части <<Лестнице разума >>на частных, но типичных и разнообразных примерах должен был быть продемонстрирован весь тот развернутый ход исследования и порядок научного открытия, методика которого изложена в << Новом Органоиде >>.

К этой части Бэкон написал лишь небольшое вступление.

Только предисловие им было написано и к пятой части <<Предвестию, или Предварению второй философии >>.

Она должна была содержать предвосхищения подлинно научного объяснения явлений природы, предварительные результаты собственных наблюдений и открытий автора, еще непроверенные надлежащим образом строго научным методом.

Что же касается последней, шестой части <<Второй философии или Действенной науки>>, то есть взятой в самом широком объеме системы научного знания, построенного на базе сформулированной им методологии, то Бэкон скромно признавался: дать завершающую ее картину -<< дело, превышающее и наши силы, и наши надежды>>.

Это дело он оставлял всему последующему развитию человечества. Такова общая концепция и структура <<Великого Восстановления>>. Она была связана не только с пропагандой научного знания и предчувствием зреющих в нем перемен, но и с утверждением новых целей науки, ее общественного престижа и предвидением решающий роли в будущности человечества.

Итак, только истинное знание дает людям реальное могущество и обеспечивает их способность изменять лицо мира; два человеческих стремления - к знанию и могуществу -находят здесь свою оптимальную равнодействующую.

В этом состоит руководящая идея всей Бэконовской философии, по меткой характеристике Б. Фаррингтона, -<<философии индустриальной науки >>.

И здесь же коренится одна из глубоких причин столь продолжительной популярности его взглядов.

3 ПЕРВАЯ, ВТОРАЯ И ЕСТЕСТВЕННАЯ ФИЛОСОФИИ.

Как особая область знания философия, по Бэкону, существует наряду с историей, поэзией и боговдохновенной теологией. История соответствует памяти, поэзия -воображению, философия - рассудку: <<Наиболее правильным разделением человеческого знания является то, которое исходит из трех способностей разумной души>>.

Последующее подразделение науки у Бэкона основывается на соображении, что у каждой отрасли знания есть специальная сфера бытия. При этом он замечает, << что все деления наук должны мыслиться и проводиться таким образом, чтобы они лишь намечали или указывали различия наук, а не рассекали и разрывали их, с тем, чтобы никогда не допускать нарушения непрерывной связи между ними >>.

Философия по Бэкону имеет дело не с индивидуумами и не с чувственными впечатлениями от предметов, а с абстрактными понятиями, выведенными из них, соединением и разделением которых на основе законов природы и фактов самой действительности она и занимается. Философия относится к области рассудка и по существу включает в себя содержание всей теоретической науки. Предмет ее трояк бог, природа. человек. Соответственно этому она делится на естественную теологию, естественную философию и учение о человеке. Эта реформационная концепция в соответствии с бэконовскими принципами <<Великого Восстановления >>призвана составить <<вторую философию, или действенную науку, не созерцающую и констатирующую, а открывающую и изобретающую.

<<Второй философии>>Бэкон противопоставляет <<первую философию >>или <<мудрость>>, которая выступает некоей всеобщей материнской наукой -собранием и исследованием общих для многих наук аксиом и так называемых трансценденций, или привходящих качеств сущего.

Задача <<первой философии>>-показать единство природы путем выявления и систематизации общих и основополагающих принципов и аксиом, применимых в самых различных областях знания.

Поистине знание о природе - это главный всепоглощающий предмет внимания Бэкона, и какие бы философские вопросы он ни затрагивал, подлинной наукой для него оставались изучение природы, естественная философия.

Фундамент естественной философии составляет естественная история. Однако фактическая констатация и описание тех или иных природных и опытных явлений еще не составляют теоретической науки, которая всегда есть знание причин.

Таковой в естественной философии выступают физика и метафизика. Физика изучает общие начала вещей, систему и строение Вселенной, а также все многообразие объектов природы.

При этом физика интересуется материальными и действующими причинами явлений, причинами более частными и изменчивыми по сравнению с теми которые составляют предмет метафизики.

Метафизика выявляет в природе вещей нечто более общее и неизменное, чем материальная и действующая причины, а именно форму и конечную величину.

Но понятие о конечной причине или цели имеет смысл там, где речь идет о человеческих действиях, а поэтому как раздел естественной философии метафизика должна, прежде всего, исследовать формы, <<охватывающие единство природы в несходных материях>>, в то время как собственно физика имеет дело с преходящими и как бы внешними носителями этих форм.

Великим приложением к естественной философии, как теоретической, так и практической он считал математику.

Строго говоря, математика даже составляет часть метафизики, ибо количество, которое является ее предметом, приложенное к материи, есть своего рода мера природы и условие множества природных явлений, а поэтому и одна из ее сущностных форм.

4 О ДУШЕ И ЕЕ СПОСОБНОСТЯХ.

Представление Бэкона о душе и ее способностях составляют центральное содержание его философии человека и вместе с тем тот пункт, в котором особенно отчетливо прослеживается ряд мотивов, характерных вообще для философских концепций Возрождения. Френсис Бэкон различал в человеке две души - разумную и чувственную. Первая- боговдохновенная, вторая - подобная душе животных: первая происходит от <<духа Божия>>, вторая - из набора материальных элементов и является органом разумной души.

Все учение о боговдохновенной душе - о ее субстанции и природе, о том, врожденная ли она или привнесена извне, он оставляет компетенции религии.

<<И хотя все такого рода вопросы могли бы получить в философии более глубокое и тщательное исследование по сравнению с тем состоянием, в котором они находятся в настоящее время, тем не менее, мы считаем более правильным передать эти вопросы на рассмотрение и определение религии, потому что иначе они получили бы в большинстве случаев ошибочное решение под влиянием тех заблуждений, которые могут породить у философов данные чувственных восприятий >>.

5 ЭМПИРИЧЕСКИЙ МЕТОД.

Своеобразие интеллектуального ига схоластики сказывалось не только в регламентации свободы научной мысли религиозными догматами и предписаниями авторитетов, но и в отсутствии каких-либо строгих критериев для отличия истины от вымысла.

Схоластика была "книжной" наукой, то есть пользовалась сведениями, полученными из книг.

Ощущался не недостаток не столько в идеях, сколько в методе для получения новых открытий, в том твердом основании, на котором только и могло быть воздвигнуто здание критически выверенного и вместе с тем позитивного научного знания - в организации эффективного экспериментального исследования.

Это обстоятельство было в полной мере осознано Бэконом и положено во главу угла как его критики, так и его метода.

Его заслуга, в частности, состоит в том, что он со всей определенностью подчеркнул: научное знание проистекает из опыта, не просто из непосредственных чувствительных данных, а именно из целенаправленного организованного опыта, эксперимента.

Боле того, наука не может строиться просто на непосредственных данных чувства.

В трактате <<О достоинстве и преумножении наук >> мы находим интересный анализ научного опыта типа "охота Пана", где Бэкон разбирает различные способы постановки опытов и модификации экспериментирования, в частности изменение, распространение, перенос, инверсию, усиление и соединение экспериментов.

Изменение эксперимента - это такая операция, когда какой-либо имеющийся опыт осуществляется с другими объектами подобного же рода или с теми же объектами, но при других условиях.

Следующая операция- распространение эксперимента - связана с повторением и расшифрованием эксперимента или постановкой его в более утонченной форме.

Перенос эксперимента бывает троякий: из природы в искусство, из одного технического искусства или вида практики в другой, из одной части искусства в другую часть того же искусства.

Инверсия эксперимента имеет место тогда, когда доказывается противоположное тому, что уже известно из опыта.

Под усилением эксперимента понимается доведение его до потери исследуемого свойства.

Соединение эксперимента - это объединение в единое целое нескольких экспериментов "связь и сцепление их применений ".

Оно используется там, где отдельные опыты не приносят желаемого результата, но в соединении с другими дают нужный эффект.

И Бэкон заключает рассмотрение научного эксперимента такими замечательными словами: "... не нужно падать духом и приходить в отчаяние, если эксперименты, которым отдано столько сил, не приводят к желаемому результату. Конечно, успех опыта значительно приятнее, но и неудача часто обогащает нас новыми знаниями. И нужно всегда помнить о том (мы повторяем это непрестанно) , что к светоносным опытам следует стремиться еще настойчивее, чем к плодоносным ".

Теорию "светоносных" опытов Бэкон изложил в <<Новом Органоне>>, она по существу смыкается с его учением об индукции.

6 ТЕОРИЯ ИНДУКЦИИ.

Формулируя теоретические аксиомы и понятия об изучаемых природных явлениях, не следует полагаться на абстрактные обоснования.

Надо расшифровывать тайный язык природы из документов самой же природы, из фактов опыта.

Иной альтернативы в научном познании не существует. Самое главное - это найти правильный метод анализа и обобщения опытных данных, позволяющий постепенно проникнуть в сущность исследуемых явлений.

Основным методом исследования в естественной философии является индукция.

Но эта не та индукция, которая заключает лишь на основании простого перечисления ограниченного числа благоприятных случаев. Простая перечислительная индукция чаще приводит к ошибочным результатам.

И Бэкон ставит перед собой задачу сформировать принцип научной индукции, "которая производила бы в опыте разделение и отбор и путем должных исключений и отбрасываний делала бы необходимые выводы ".

В случае индукции мы, вообще говоря, имеем незавершенный опыт, и Бэкон понимает необходимость выработки таких эффективных средств, которые позволили бы, говоря современным языком, осуществлять, возможно, более полный и глубокий анализ информации, заключающейся в посылках индуктивного вывода.

Перечислим некоторые особенности бэконовской трактовки индукции, связывающие собственно логическую часть учения Бэкона с его аналитической методологией и философской метафизикой.

Во-первых, средства индукции предназначаются для выявления форм "простых свойств ", или "природы ", как называет их Бэкон, на которые, вообще говоря, разлагаются все конкретные физические тела.

Во-вторых, задача бэконовской индукции - выявить "форму", в перипатетической терминологии "формальную" причину, а отнюдь не "действующую" или "материальную", которые, по его мнению, частны и преходящи и поэтому не могут быть неизменно и существенно связаны с теми или иными простыми свойствами.

Он мыслил индукцию не как средство узкоэмпирического исследования, а как метод выработки фундаментальных теоретических понятий и аксиом естествознания, или, как он выражался, естественной философии.

Итак, бэконовское учение об индукции тесно связано с его филосовской онтологией, с аналитической методологией, с учением о простых природах и формах, с концепцией разных видов причинной зависимости.

Таким образом, мы с уверенностью можем назвать Фрэнсиса Бэкона одним из родоначальником современной экспериментирующей науки.

Но еще важнее, пожалуй, то, что пионер естественно научной методологии не относился к своему учению как к истине в последней инстанции.

Он прямо и откровенно ставил его лицом к лицу с будущим. "Мы не утверждаем, однако, что к этому ничего нельзя прибавить, -писал Бэкон. -Наоборот, рассматривая ум не только в его собственной способности, но и в его связи с вещами, мы должны установить, что искусство открытия может расти вместе с открытиями ".

7 БЭКОН И АНТИЧНОСТЬ.

Интерес к античности пронизывает всю историю европейской цивилизации. В разные времена и в разных общественных и идейных условиях он принимал различные формы, сосредоточивался то на одних, то других источниках, воплощался в различном их толковании и использовании в той или иной связи.

И размышления Бэкона постоянно отталкивался и вновь возвращается к античной классике.

Его сочинения полны ссылок на греческих и римских философов, писателей, историков, поэтов и риторов.

Их наивные, но свежие, жадно обращенные на мир взгляды напоминают ему о забытой в схоластической науке природе вещей, о подлинных природных телах и процессах, об опыте.

В том, что "все они определяли материю как активную, как имеющую некоторую форму, как наделяющую этой формой образованные из нее предметы и как заключающую в себе принцип движения ", Бэкон видит исходный и единственно плодотворный принцип всякой истинной те есть опытной науки.

В произведениях Френсиса Бэкона отчетливо прослеживается его отношение к трем основным сферам идейного наследия античной философии, мифологии и христианству.

Отношение Бэкона к античности по-своему продумано.

Он знает, что ему нужно в этом великом складе прошлого, и использует взятое для подтверждения идей и установок своего мировоззрения.

Он целенаправленно интерпретирует античность, и его подход отличается как от эмпирического описательства, так и от простой констатации самосознания этого прошлого, понимание его "изнутри" его концепции и эпохи.

Главная установка Бэкона - понять природу из нее же самой, построить ее картину, не искаженную привнесениями человеческого духа.

Поскольку природа есть физическая, чувствительная материальная сущность, понять ее можно лишь с помощью адекватных ей способов, то есть чувственными, физическими, материальными средствами.

8 ЭТИКА Античная этика была по преимуществу учением о добродетели и занималась вопросом: что есть добродетель, то есть чем должен руководствовать человек, чтобы быть нравственным.

Предмет этики - человеческое волеизлияние, направляемое и организуемое разумом, приводимое в действие аффектами и дезориентируемое кажущимися, мнимыми благами.

Бэкон решительно утверждал примат и величие общественного блага перед индивидуальным, деятельной жизни перед созерцательной, самоусовершенствования личности перед самоудовлетворением. Такая позиция позволяла ему подвести под общий знаменатель и под удар своей свей критики все те нравственные ценности, вокруг которых кристаллизовались этически теории древних киренаиков, эпикурейцев, скептиков и стоиков.

Ведь как бы не украшали личную жизнь человека бесстрастная созерцательность, душевная безмятежность, самоуспокоенность, самоограничение или же стремление к индивидуальному наслаждению, они не выдерживают критики, если только подойти к этой жизни с точки зрения критериев их общественного предназначения. И тогда окажется, что все эти "гармонизирующие душу" блага есть не более чем средства малодушного бегства от жизни с ее треволнениями, искушениями и антагонизмами и что никак не могут служить основой для того подлинного душевного здоровья, активности и мужества, которые позволяют противостоять ударам судьбы, преодолевать жизненные трудности и, исполняя свой долг, полноценно и общественно значимо действовать в этом мире.

И здесь важно отметить то значение, которое Бэкон придавал альтруистическому началу в человеке: добрые дела связывают людей теснее,. чем долг.

Эту идею бэконовской этики впоследствии подхватят и будут разрабатывать многие английские моралисты.

9 ОПЫТЫ.

Работа над <<Опытами или наставлениями нравственными и политическими >> сопровождала его всю жизнь.

С них началась известность Бэкона как писателя.

"Опыты" оставались самыми популярными из его сочинений, "надо полагать, потому что они ближе всего к практическим делам и чувствам людей ", да и сам он считал их одним из лучших плодов своего творчества.

Первое издание " Опытов " появилось в Лондоне в 1597 году.

Через пятнадцать лет в 1612 году отдельной книгой вышло второе издание. Оно содержало 29 новых эссе, старые же были исправлены и дополнены.

Хотя из эссе мы можем многое почерпнуть о философских, этических и социально-политических воззрений Бэкона, они принадлежат более английской литературе, чем философии. Их язык и стилистика беллетристичны.

Содержащиеся в них суждения подаются как бы извлеченными из непосредственного живого опыта и не подкрепляются столь характерными для философских трактатов отвлеченными рассуждениями и умозрительными конструкциями.

И даже если к этому жизненному зачастую примешивается и книжный опыт, он используется столь же живо и непосредственно. Чтобы получить представление обо всем содержании "Опытов", об особенностях их композиции и стиля, о диалектических переливах мыслей Бэкона, одновременно и лаконичных и многогранных, об ажурных сплетениях его рассуждений, в которые жемчужинами вправлены блестящие афоризмы, надо, конечно, прочитать сами эссе.

В одних чувствуется, прежде всего, политик до мозга костей, приобщающий к глубинам государственной мудрости, наставляющий в изощренной стратегии и опыте жизненной борьбы.

В других к вам обращается человек, умудренный житейским опытом, человек дела, все видящий и понимающий, подмечающий самые незначительные жизненные детали. Но почти во всех них обнаруживается глубокий психолог, знаток человеческих душ, придирчивый и объективный судья поступков.

Но помимо политического и практического сознания "Опыты" содержат и другое, связное с глубоким пониманием человеческой психологии и зарисовками с целью выставки характеров, нравов, чувств и склонностей людей и их поведения в различных ситуациях.

Бэкон регистрирует весь этот разноцветный спектр человеческих проявлений, приводит примеры, дает оценки и выносит свои заключения.

Так открывается еще одна, литературно-этическая, грань "Опытов"

10 ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Провозгласив великое значение естествознания и технических изобретений для человеческого могущества в практике, Бэкон верил, что этой идее его философии суждена не просто долгая жизнь академически признанного и канонизированного литературного наследия, еще одного мнения среди множества уже изобретенных человечеством.

Он считал, что со временем идея эта станет одним из конструктивных принципов всей человеческой жизни, которому "завершение даст судьба человеческого рода, притом такое, какое, пожалуй, людям, при нынешнем положении вещей и умов, нелегко постигнуть и измерить ". В известном смысле он оказался прав. И сейчас столетия спустя, мы как бы сызнова осознаем пророческую силу предсказания этого герольда новой науки, но к неистощимому бэконовскому оптимизму в сознании нашего современника примешивается и горечь за все перипетии, пережитые на этом пути в прошлом, и тревога за то, что ожидает нас в будущем.