МЕНЮ РАЗДЕЛА:    Искуство древнего мира / Шедевры мирового искусства / Русские и советские художники / Скульптура / Современное искусство

Тициан



Поэзия в цвете и свете

Стиль Тициана является визитной карточкой венецианской живописи эпохи Высокого Возрождения. Этот стиль отличают новая техника работы маслом, умение использовать цвет, экспрессивная манера и богатая палитра.

Уже при жизни Тициана назвали гением, и прошедшие века нисколько не изменили эту оценку. Общепринято, что он является самым выдающимся колористом в истории живописи. Тут с ним могут посоревноваться лишь Леонардо, Микеланджело и Рафаэль. Но и это будет не слишком корректное соревнование. Дело в том, что их художественные миры представляют собой сложный сплав собственно творчества, биографических деталей и обаяния личности; слава же Тициана определяется исключительно качеством и глубиной его работ. Практически отсутствуют воспоминания о Тициане-человеке, мы знаем лишь Тициана-художника. Его имя очень редко фигурирует в исторических анекдотах - и это несмотря на то, что лучшим другом художника был Пьетро Аретино, один из самых острых на язык писателей того времени.

Как художник, Тициан был в чем-то разностороннее, а в чем-то ограниченнее трех своих великих современников. Его гений, в отличие от них, не отличался универсализмом - Тициан не оставил после себя ни многочисленных рисунков, ни скульптур, ни архитектурных проектов.

При этом он, безусловно, превосходил упомянутых мастеров в разнообразии сюжетов и их трактовок. В его творчестве поражает ровное и глубокое дыхание - Тициан практически не знал провалов. Как бы мы ни старались, мы не сможем выявить для него иерархию жанров - Тициан был одинаково великолепен как в портрете, так и в религиозных и мифологических картинах (куда составной частью входил и пейзаж). Работы Тициана разнообразны по настроению - от игриво-эротического до глубоко-трагического. В масляной живописи он остался непревзойденным мастером.

Предполагаемый учитель Тициана, Джованни Беллини, одним из первых освоил эту новую в те времена технику, позволявшую художнику создавать тонкие эффекты света, цвета и фактуры, чего невозможно было добиться с помощью традиционной темперы. Тициан пошел гораздо дальше, раскрыв огромный выразительный потенциал масляной живописи, дающей возможность художнику в каждом мазке кисти проявить свою индивидуальность. Это открытие совершило настоящий переворот в живописи. До Тициана поверхность полотна у всех художников была равно гладкой; после Тициана понятия "густая кисть", "тонкая кисть", "грубый мазок", "гладкий мазок" стали обиходными.

В своих ранних работах он, помимо Джованни Беллини, часто следовал манере своего друга Джорджоне, причем настолько близко, что даже специалисту бывает сложно определить, кому из них принадлежит та или иная картина. Оба молодых художника любили разрабатывать пасторальные сюжеты, стремясь придать своим полотнам романтическое (с привкусом меланхолии) звучание. Но вскоре после смерти Джорджоне Тициан резко и бесповоротно покинул не им пробитую колею, отправившись на поиски совершенно нового искусства. Его портреты, например, перестали быть интроспективными, как у Джорджоне, приобретя невиданную конкретность. Развивался Тициан стремительно, и уже ко времени создания картины "Ассунта" (1516-18) у него выработался свой собственный, мощный и энергичный, стиль.

Теми же годами датируются новые технические решения. "Ассунта" еще написана на деревянной доске, но вскоре Тициан стал отдавать явное предпочтение холсту. Тому было несколько причин. Во-первых, картина, написанная на холсте, сохранялась в вечно сыром климате Венеции гораздо дольше, чем картина, написанная на деревянной панели. Во-вторых, Тициан часто работал для иностранных заказчиков (прежде всего, это касается испанского короля Филиппа II), и свернутый в рулон холст перевозить оказывалось гораздо проще. В-третьих, художник высоко ценил холст за фактуру, как нельзя лучше подходившую для его кисти. Он перепробовал различные сорта холста, к концу жизни остановившись на самом грубом - его волокна проступают сквозь краску и становятся частью фактуры поверхности картины. Тициан периода "Ассунты" необыкновенно динамичен; эта особенность остается характерной для его творчества и в 1520-е годы. В следующее десятилетие обнаружилась тенденция к большей сдержанности. Цвет у Тициана утерял в констрастности, свойственной его ранним произведениям, но приобрел в гармоничности, и то было что-то новое для итальянской живописи. В 1540-е годы кисть Тициана стала шире, а мазок короче, что придало его поздним работам ощущение удивительной свободы и легкости.

Последние картины Тициана до сих пор вызывают споры. Некоторые исследователи не соглашаются увидеть в них очередной (пусть и последний) этап творческой эволюции художника, считая их просто незаконченными (то есть в некотором смысле неполноценными) произведениями. Иногда Тициан в самом деле оставлял свои полотна незавершенными, возвращаясь к ним спустя какое-то время. Это следует из его переписки с Филиппом II (работа над заказами короля порой растягивалась на несколько лет) и подтверждается описанием его творческих методов, оставленным известным венецианским художником и критиком XVII века Марко Боскини. Мы можем доверять этим свидетельствам, поскольку они приведены со слов учителя Боскини, Пальма Джоване, имевшего возможность своими глазами наблюдать за работой Тициана.

Боскини пишет: "Пальма Джоване рассказывал мне о том, что Тициан имел привычку заполнять свое полотно массой цвета, которая служила основой для его картины, и продолжал работать, нанося краску быстрыми мазками густой кисти. Закончив предварительную работу, он прислонял картину к стене и оставлял ее здесь на какое-то время, иногда на несколько месяцев. Затем он вновь возвращался к незаконченной картине, внимательно осматривая ее так, словно она была его злейшим врагом, и выискивая в ней недостатки. Заключительные штрихи Тициан наносил, растирая краску пальцами. Пальма уверял меня, что в конце работы Тициан растирал краску именно пальцами, редко прибегая к кисти".

Основной проблемой, связанной с последними произведениями Тициана, является их идентификация. Она затруднена, потому что в его мастерской вместе с учителем трудился ряд молодых художников, тщательно копировавших стиль Тициана и делавших многочисленные копии с его работ. Среди них особенно выделялись своими талантами брат Тициана, Франческо Вечеллио (ок. 1490-1559/60), и сын мастера, Горацио (1525-1576).

Век Тициана

На протяжении почти целого века европейское искусство живописи развивалось под знаком Тициана. Более того, и сейчас Тициан вовсе не превратился в законсервированный музейный экспонат, но остается живым и мощно воздействует на становление многих молодых художников. Кстати, Александр Блок называл его вдохновителем наших передвижников. Если учесть все это, то век Тициана превращается в полутысячелетие. Немало.

Техника Тициана фантастична по своему совершенству. Вряд ли у кого-нибудь еще картины так "искрятся", переливаясь массой полутонов. Это настоящие красочные симфонии - музыкальное определение тут, пожалуй, лучше всего передает их суть. Картины Тициана трудно рассматривать вблизи. Трудно (да и не хочется) анализировать их. Они слишком монументальны для этого, слишком "явлены" и "дарованы", а не сделаны. И есть в них аромат тайны - тайны искусства, с такой поразительной безошибочностью запечатлевшего красочную гармонию мира, в котором нам выпало счастье жить. Картины Тициана и о нем, об этом счастье.
Назад К списку картин