ДРЕВНЕРУССКОЕ ИСКУССТВО

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ БИОГРАФИИ И ТВОРЧЕСТВА АНДРЕЯ РУБЛЕВА

Афанасий Парамшин - новое имя для исследователей древнерусского ювелирного дела. Калайдович едва ли основательно отождествил его с тем Парамшой, о котором мы здесь говорили выше. Изделия Парамши уже в середине XIV века хранились в княжеской казне. А "иеромонах Андрей" мог заказать распятие не раньше конца этого столетия, а всего вероятнее - в 20-х годах XV века. Поэтому в Афанасии Парамшине нужно видеть скорее потомка знаменитого княжеского златокузнеца. Вспомним, что "крест зол от Парамшиньской" фигурирует впервые в духовной Василия Темного (1461 год). Не является ли он изделием того же Афанасия Парамши на 58.

Знакомство Рублева с представителями этой ремесленной династии очень интересно с точки зрения воссоздания реальных жизненных связей великого художника. Общество княжеских иконников и златокузнецов как конкретное историческое окружение первой половины его жизни принимает в этом случае рельефные очертания

Конечно, все эти выводы, к которым мы пришли, проанализировав сообщение Калайдовича, могут быть восприняты только гипотетически, ибо надпись на иконе новая.

Любопытно, что в коллекции графа Мусина-Пушкина находилась икона, которую считали произведением Рублева б9. Известно, конечно, чего стоят ученые атрибуции этого времени. Но возникает вопрос - не потому ли эта икона приписывалась Рублеву, что происходила из той же церкви, что и золотой крест Афанасия Парамшина 60.

После всего сказанного можно оценить сведения, содержащиеся в таком популярном у искусствоведов источнике, как "Сказание о святых иконописцах". Произведение это позднее и само нуждается в проверке. Источник его информации может быть определен лишь предположительно. Поэтому мы не могли пользоваться данными "Сказания" в качестве основных аргументов.

Обе известные его редакции утверждают, что свой иноческий путь Рублев начал в Троице-Сергиевом монастыре во время игуменства Никона 61. Никон стал игуменом весной 1392 года (за полгода до смерти Сергия, последовавшей 25 сентября), но вскоре, согласно пространной редакции его жития, оставил этот пост Савве, а сам предался уединению. Вторично Никон вернулся к игуменству через 6 лет, после ухода Саввы в Сторожевский монастырь, т. е. в 1398 или 1399 году 62. Поскольку составители "Сказания" пользовались "Житием Никона" в пространной редакции и, следовательно, знали о кратковременности его первого настоятельства, то можно думать, что "послушание" Рублева у Никона они относили ко времени после 1398 года.

Подведем итоги. Рублев родился около 1360 года. Как художник сложился в Московской земле. Примерно сорок лет своей жизни он прожил в миру. Уже в это время его искусство получило признание, а имя - известностъ. Рублев стал мастером московского княжеского дома. Мы не знаем, когда именно это произошло. Может быть, его творчество с самого начала связано с придворными мастерскими. Связей с великокняжеским двором Рублев не порывал и позднее, после принятия монашеского сана. Пострижение Рублева относится к рубежу XIV - XV веков (если принять во внимание данные "Сказания о святых иконописцах", то между 1398 и 1405 годами).




58 Выше мы упоминали о том,что Парамша, по-видимому, владел землями в Костромском уезде, предположив, что его владения соседствовали с землями других княжеских ювелиров и иконников. Не был ли в числе этих землевладельцев (до пострижения) и художник Рублев?
59 "...Говорят даже, что у графа А. И. Мусина-Пушкина недавно еще был образ работы Рублева".- "Картины русской живописи", 1846, стр. 6. "Одно из произведений Рублева находилось недавно у покойного графа А. И. Мусина-Пушкина, но где оно теперь, неизвестно".- А. Н. Андреев. Живопись и живописцы. М., 1854, стр. 472.
60 Конечно, многое могло бы рассказать само произведение, если бы его удалось разыскать. Часть редких вещей, как сообщает Калайдович, была преподнесена Мусиным-Пушкиным императору Александру I и попала в государственные хранилища, в частности в Оружейную палату. Но, кажется, распятия в роскошном золотом окладе среди них не было. Вероятно, оно осталось у наследников Мусина-Пушкина. Калайдович упоминает распятие в числе прочих редкостей, которые он видел у графа. Там был, например, "образ Еммануил иконописца Симона Ушакова". Эта икона, по свидетельству Г. Д. Филимонова, находилась "у наследника графа того же имени, в Петербурге" еще в 1873 году. (Г. Филимонов. Симон Ушаков и современная ему эпоха русской иконописи.- "Сборник Общества древнерусского искусства на 1873 г.".М., 1873, стр. 38). Может быть, вместе с иконой хранилось и распятие.
61 И. П. Сахаров. Исследования о русском иконописании, кн. 2. СПб., 1849. Приложения, стр. 14; Ф. И. Буслаев. Исторические очерки русской народной словесности и искусства.- Сочинения, т. II, СПб., 1910, стр. 379.
62 См. АСЭИ, т. I. М., 1952, стр. 764.

Назад