Клод Лоррен (Клод Желле)



Его родиной стал Рим

Крестьянский сын Клод Желле, в юности мечтавший о собственной кондитерской, вырос в знаменитого художника Клода Лоррена, талантом которого восхищались римские папы и кардиналы, аристократы и дипломаты, короли и богатейшие купцы.

Недатированный литографический портрет Лоррена. Клод Желле, известный как Клод Лоррен, родился в Шамани, на севере-востоке нынешней Франции. О годе его рождения искусствоведы до сих пор спорят. Скорее всего, это событие относится к 1604-му или 1605 году. Родная деревня художника находилась в Лотарингии, бывшей в то время независимым герцогством. Статус французской территории герцогство получило лишь в 1766 году. Впрочем, между Францией и Лотарингией всегда существовали настолько тесные связи, что Клода Лоррена считали и считают французским художником.

Крестьянская семья, в которой Клод появился на свет, была многодетной и довольно зажиточной. О ранних годах художника повествуют две биографии, опубликованные вскоре после его смерти. Одну из них написал друг Лоррена Иоахим фон Зандрарт (1606-1688), немецкий художник и писатель, живший в Риме с 1628 по 1635 год; другую - Филиппе Бальдинуччи (1624-1696), итальянский писатель, художник и коллекционер. Яркая книга Зандрарта выдает близкое знакомство автора со своим героем. Текст Бальдинуччи выглядит на этом фоне более сухим, но отличается насыщенным материалом. Обе биографии часто спорят друг с другом, расходясь в оценках, датировках, фактологии, но, взятые вместе, воссоздают жизнь художника достаточно цельно и вместе с тем подробно.

В школе будущий живописец учился из рук вон плохо (как утверждают мемуаристы, у него всю жизнь были проблемы с грамотным письмом и счетом), но при этом рос смышленым и бойким мальчишкой. По данным Зандрарта, Клод покинул школу, чтобы освоить ремесло кондитера. Эта профессия традиционно пользовалась почетом в Лотарингии. Где-то между 1617и 1621 годами юноша отправился в Италию - видимо, составив компанию кому-то из своих знакомых или родственников. В Риме он нанялся слугой к художнику Агостино Тасси. Чуть позже Лоррен стал его учеником и помощником. Утверждают, что он провел два года в Неаполе, где учился живописи у немецкого пейзажиста Готфрида Вальса. Хронология этого периода жизни художника весьма приблизительна, поэтому трудно сказать, что чему предшествовало - творческое общение с Вальсом или мастерская Тасси.

В 1625 году (что уже документально зафиксировано) Лоррен возвратился в Лотарингию. В октябре этого года мы застаем его в качестве помощника Клода Дерюэ, придворного живописца герцога Лотарингского. Он, в частности, ассистировал своему патрону (на долю Лоррена выпало писать фон), когда тот выполнял фрески для кармелитской церкви в Нанси, столице Лотарингии. К сожалению, этот храм разрушили во время общественных нестроений Великой французской революции. В начале 1627 года Лоррен вновь отправился в Рим, с тех пор (и до самой смерти) ставший родным для художника городом.

Творчество молодого Лоррена практически в полном объеме утеряно. Самая ранняя из дошедших до нас его картин датируется 1629-м, а самая ранняя из гравюр - 1630 годом. Приблизительно в то же время художник расписал фресками несколько дворцов в Риме (заметим, что его первый учитель, Агостино Тасси, прославился именно фресками). Но и эти фрески не сохранились. К этому жанру живописи, кстати, он больше никогда не возвращался.

В 1633 году Лоррена приняли в академию святого Луки - в то время так называлось профессиональное объединение художников. Решающую роль в судьбе молодого живописца сыграл кардинал Гвидо Бентивольо. Ближе познакомиться с этим человеком позволяет его замечательный портрет кисти Антониса Ван Дейка, ныне хранящийся во Флоренции, в галерее Уффици. По свидетельству Бальдинуччи, Бентивольо заказал Лоррену "два пейзажа, которые восхитили не только его преосвященство, но и самого папу римского Урбана VIII, и с того времени кардиналы, а затем и принцы крови принялись усердно посещать мастерскую художника". О каких пейзажах идет речь в биографии, сейчас сказать трудно. Но вот четыре картины, созданные Лорреном в 1637-38 годах для папы Урбана VIII, точно идентифицированы.

Слава Лоррена, как выдающегося мастера пейзажа, неуклонно росла, распространившись по всей Италии. Престижные заказы не заставили себя ждать. Так, Лоррен написал несколько полотен для королевского дворца в Мадриде, построенного королем Филиппом IV в 1630-х годах. Популярность художника имела и свою оборотную сторону - его манеру стали имитировать мечтавшие о богатстве собратья по цеху. В 1634 году француз Себастьен Бурдон даже выдал одну из своих картин за лорреновскую. Столкнувшись с подобными проблемами, художник приступил к созданию копий своих работ, сопровождаемых подробными описаниями и сведениями о покупателях. Эти листы сложились в своеобразную книгу, названную автором "Liber Veritatis", то есть "Книгой истины". Благодаря этому произведению, хранящемуся сейчас в Британском музее в Лондоне, мы имеем возможность составить полное представление о творческом наследии Лоррена. Книга сообщает нам и имена заказчиков художника и его покровителей. В этом ряду - три человека, в разное время занимавшие папский престол, несколько кардиналов, представители известных аристократических фамилий, военный инженер, генерал и видный хирург. География заказов тоже весьма обширна - это (помимо разных уголков Италии) французские города, Амстердам, Антверпен и т. д.

Отметим среди итальянских заказчиков Лоррена известного сицилийского собирателя произведений искусства Антонио Руффо, для которого работал и Рембрандт. В 1665 году римский агент Руффо писал своему хозяину: "Нет никакой надежды приобрести работы Лоррена, поскольку все они расписаны на много лет вперед", - что говорит о великой популярности художника в кругу тогдашних ценителей прекрасного. Постоянный спрос, к слову, позволил Лоррену поднять цену на свои картины, что, разумеется, привело и к повышению "качества" его жизни.

Слава не испортила мастера. Он жил тихо и скромно. Современники писали о нем как о "добром и набожном" человеке, не знавшем иных наслаждений, кроме живописи". Лоррен поддерживал дружеские отношения с другими художниками, особенно сблизившись с Никола Пуссеном. Он занимал второстепенные должности в Академии святого Луки, всякий раз отказываясь от предложений "повыситься". За 55 лет своего римского бытия он лишь однажды переменил место жительства, а все заработанные деньги тратил на картины, гравюры и книги.

Жены художник так и не завел, хотя в 1653 году у него родилась внебрачная дочь, Агнес, жившая вместе с ним с 1659 года. Предполагают, что матерью Агнес была служанка Лоррена. Чуть позже к нему переехали племянники Жан (в 1662 году) и Жозеф (в 1679 году). То есть родственных связей с родной Лотарингией Лоррен никогда не терял. Дочь и племянники преданно ухаживали за престарелым художником. Приблизительно с сорока лет он страдал подагрой, а в 1663 году перенес тяжелейшую болезнь, так и не опознанную лекарями.

Годы и болезни привели к тому, что Лоррен писал все реже и реже. В "Книге истины" под 1669 годом значатся всего две картины; под 1671 годом - одна. Впрочем, снижения качества при этом не произошло. Напротив, именно в последнее свое десятилетие художник создал ряд выдающихся полотен. Настоящим шедевром считается законченная в смертный год картина "Пейзаж с Асканием, стреляющим в оленя".

Лоррен скончался в Риме 23 ноября 1682 года, в возрасте 77 лет. Его похоронили в церкви Святой Троицы. Высеченная на надгробном камне надпись гласит, что под ним покоится "выдающийся художник, умевший, как никто, изображать лучи восходящего и закатного солнца и по праву занявший свое место среди великих мастеров".
К списку картин Продолжение