Валентин Серов



"Пишу на заказ, чтоб не облениться..."

Серов был самым модным русским портретистом рубежа XIX-XX веков, что не помешало ему стать эталоном поведения в искусстве и своим творчеством перекинуть мостик от реализма XIX века к новой живописи.

Валентин Серов родился 7 января (19 января - по новому стилю) 1865 года в Петербурге в семье Александра Николаевича Серова, знаменитого композитора и музыкального критика, автора популярнейших опер "Юдифь", "Рогнеда", "Вражья сила", издателя и редактора журнала "Музыка и театр". А. Н. Серов был первым русским вагнерианцем; после его смерти Вагнер назвал дружбу с ним "драгоценнейшим достоянием своей жизни". На шумных вечерах в доме Серовых всегда собиралось много людей, тут бывали те, кто, в сущности, "делал" тогдашнее русское искусство. И. Репин, которому было суждено сыграть большую роль в жизни Серова, писал: "Исключительно огромной просвещенностью обладал весь тот круг, где Серову посчастливилось с детства вращаться. И то значение, какое имел для искусства его отец, и та среда, где жила его мать, - все способствовало выработке в нем безупречного вкуса". Мать художника, Валентина Семеновна Серова (урожденная Бергман), тоже была незаурядной личностью. Талантливая пианистка, она, познакомившись (по собственной, кстати, инициативе) с будущим мужем и увлекшись его педагогическими идеями, бросила консерваторию. В. Серова увлекалась революционными идеями "шестидесятников", читала запрещенную литературу и в жизни пыталась соответствовать "кодексу нигилистов".

"По Чернышевскому" пришлось пожить и маленькому Валентину. В 1871 году, после смерти А. Серова, Валентина Серова уехала учиться музыке в Мюнхен, определив сына в семью доктора О. Когана. Коганы, взяв с собой мальчика, переселились на хутор в смоленском имении Друцких (жена Когана была урожденной княжной Друцкой), где в течение года внедряли в жизнь практические идеи Чернышевского, изложенные им в романе "Что делать?". Внедряли не слишком успешно - в 1872 году они отправились в Мюнхен. Там Валентин "воссоединился" с матерью.

Обнаружив у сына явные художественные способности, В. Серова в 1874 году перебралась с ним в Париж, где в то время в пенсионерской командировке находился Репин. Репин взялся руководить мальчиком. В том же году произошла одна важная встреча - в Риме В. С. Серова познакомилась с известным меценатом С. И. Мамонтовым и получила от него приглашение посетить его подмосковное имение Абрамцево.

Летом следующего года она воспользовалась этим приглашением, тем самым введя совсем юного Серова в Абрамцевский художественный кружок - этому кружку русское искусство обязано очень многим. Ранние успехи Серова тоже связаны с жизнью в Абрамцеве, где его учили такие знаменитости, как И. Репин, В. Васнецов, В. Поленов. Где, в конце концов, сама атмосфера подвигала его интенсивно развиваться. "Серов рос не по дням, а по часам", - свидетельствовал В. Васнецов.

В 1878 году И. Репин переселился в Москву и снова стал заниматься с Серовым. Летом 1880 года он взял с собой подростка в поездку в Крым и на днепровские пороги, где он собирал материал для своих "Запорожцев". Осенью Репин, написав рекомендательное письмо, по слал своего ученика в петербургскую Академию. Несмотря на то, что юноше было лишь пятнадцать лет, его в виде исключения приняли вольнослушателем. Серов попал в мастерскую легендарного П. Чистякова. Среди воспитанников Чистякова числились Репин, Поленов, Суриков, Поленов и многие другие выдающиеся живописцы, но ни в ком он, по собственному признанию, не встречал такой универсальной одаренности, какой природа наградила Серова.

В Академии у Серова появились первые друзья. Ими стали М. Врубель и В. Дервиз. В совместно снятой мастерской они зимой 1882-83 года писали натурщицу в стиле "Ренессанс". Вместе каждый вечер спешили в семейство тетки Серова, Аделаиды Семеновны Симонович. Зарождались романы. Врубель влюбился в Машу Симонович, послужившую моделью для серовской "Девушки, освещенной солнцем", Дервиз - в Надю Симонович, а Серов - в воспитанницу Симоновичей, Олю Трубникову. Два из этих романов завершились венчанием. Сначала женился Дервиз, а в январе 1889 года - Серов, считавшийся, впрочем, женихом О. Ф. Трубниковой с 1884 года.

"Трио" вскоре распалось - Врубель и Дервиз оставили Академию, вслед за ними, в 1885 году, то же самое сделал Серов. Врубель уехал в Киев реставрировать древние росписи Кирилловской церкви, Дервиз купил имение в Тверской губернии и обосновался там - с Домоткановым Серов с тех пор оказался накрепко связан.

Художника ждали первые успехи. Показанные на VIII периодической выставке, состоявшейся в Москве в декабре 1888 года, три его работы - "Девочка с персиками", "Девушка, освещенная солнцем" и "Заросший пруд. Домотканово" - возвестили о рождении нового самобытного мастера. Первая из них удостоилась премии Московского общества любителей художеств, а вторую приобрел для своего собрания П. Третьяков.

Зимой 1890 года Серов жил в мастерской Саввы Мамонтова, где судьба его вновь свела с Врубелем, тоже ставшим к тому времени активным участником Абрамцевского художественного кружка. Тогда же он близко сошелся с К. Коровиным. Художники интенсивно общались, в этом общении открывая для себя немало нового. "Врубель шел впереди всех, и до него было не достать", - говорил позже Серов.

С Коровиным же он сохранил дружбу на всю жизнь - они не однажды отправлялись в совместные поездки, много работали рука об руку. Приятели в шутку называли их - Коров и Серовин.

Молодая семья Серовых, в которой вскоре появились дети, между тем, жила довольно стесненно. Чтобы поправить положение, Серов с начала 1890-х годов принялся писать на заказ и быстро превратился в самого модного портретиста своего времени. Богатейшие люди стояли к нему в очередь, несмотря на то, что, по общему мнению, "писаться" у Серова было опасно - он не занимался украшательством моделей. "Эксклюзивным" его заказчиком стала императорская семья. Заказы художник не считал скучной работой и выполнял их с увлечением: "Заказ как-то подстегивает и поднимает энергию, - признавался он И. Грабарю, - а без него вконец обленишься".

На исходе 1890-х годов к Серову пришла настоящая слава. С 1897 года он работал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества - сначала преподавателем натурного класса, а потом - портретного. Немногословный, замкнутый, серьезный, абсолютно честный - Серов вызывал неизменное уважение. К его словам внимательно прислушивались. А. Бенуа называл его "совестью "Мира искусства"", к основанию которого художник был причастен. "Мнением Серова, - свидетельствовал М. Добужинский, - все очень дорожили и с ним считались как с неоспоримым авторитетом".

В 1905 году в Петербурге Серов увидел, как казаки разгоняли безоружную демонстрацию. Были убитые и раненые - жестокость правительства потрясла художника. "Его милый характер, - вспоминал Репин, - изменился: он стал угрюм, резок, вспыльчив и нетерпим". Серов встречал политических заключенных, выпущенных из Таганской тюрьмы, был на строительстве баррикад, участвовал в похоронах Баумана. Тогда же, в 1905 году, он в знак протеста сложил с себя звание академика живописи, а с Репиным, который уговаривал его не делать этого, разошелся навсегда. На все просьбы писать царя он с тех пор отвечал отказом: "В этом доме я больше не работаю", - таковы слова телеграммы, отправленной им в ответ на одну из таких просьб. Позже художник покинул и Училище живописи, ваяния и зодчества, разгневанный тем, что до занятий в нем - по указанию градоначальника - не допустили будущую знаменитость - скульптора А. Голубкину.

Осенью 1911 года заваленный работой Серов поехал отдохнуть в Домотканово. Там, решив тряхнуть стариной, принял участие в игре в городки. Результатом стал сильнейший сердечный приступ. Он вернулся в Москву. "Его бравурность меня смущает, - писала мать художника. - Невольно вспоминается отец, собиравшийся накануне смерти в Индию". Материнское сердце не обманулось в предчувствиях. Ранним утром 22 ноября (5 декабря - по новому стилю) 1911 года спешивший на портретный сеанс Серов упал и умер от приступа стенокардии. Похоронен он на Новодевичьем кладбище в Москве.
К списку картин Продолжение